Информация для иногородних пациентов +7(812) 327-5000

ул. Садовая 35 (м. Сенная площадь) | пр. Культуры 4 (м. Озерки)

Шумило Александр Васильевич - интервью врача


Мгновенная реакция. Цепкий взгляд. Тонкий юмор. Крепкое рукопожатие. Александр Васильевич, это про Вас!


Шумило Александр Васильевич - интервью пластического хирурга Клиники высшей категории ГрандМед

Александр Васильевич, с чего все началось?

Я родился в Сибири (отец там служил). Медиков в семье никого не было, но в 8 классе я вдруг сильно захотел стать хирургом. Не знаю, почему. Видимых причин к тому не было, жизнь никаких поводов не давала - но проснулась страсть к хирургии, которая, кстати, ничуть не ослабла со временем. После школы сразу поступил в Военно-Медицинскую академию. А там специализация по родам войск: у ВВС своя специфика, у танкистов - своя и т.д. И так получилось, что я оказался во взводе подготовки врачей для ВДВ (знаменитый первый взвод). Прыгал с парашютом - 48 прыжков.

Страшно?

Да, страшно. Не верьте людям, которые утверждают, что к этому можно привыкнуть. Врут. Инстинкт самосохранения есть у любого нормального человека, а тут под ногами - бездна. Но! Десант - это, как говорится, живые и мертвые. Госпиталей даже нет. Оперировать некого. Ну, нет в ВДВ хирургии! А я хотел стать хирургом, наукой занимался со страшной силой, дежурил с 1 курса, 12 печатных работ к концу обучения накопил - исследовал сращение костей при огнестрельных переломах. 

И что же помогло?

Как часто бывает,  помог случай: проблема с мениском. Я и сказал, что хочу уйти из ВДВ. Мне в ответ: «В Кушку поедешь?»  - Да! А это - 1982 год, Афганистан - в 1,5км, разгар войны. Колонна идет - я ее вижу, уже готовлюсь. Несколько раз на ту сторону под шлагбаум без документов ходил смотреть больных, даже душманов, бывало, лечил. И вот с тех пор 25 лет как я в хирургии. А там чего только не случалось! Бывало, по трое суток не выходил из операционной. Один раз ночью рванул склад артиллерийских снарядов - вот это был кошмар. Факел до неба, десятки раненых... Я бегу в перевязочную и вижу - боец на операционном столе лежит: грудь разорвана, часть правого легкого наружу... Думать некогда! Руками вправил легкое, сверху - лоскутки кожи, быстро три шва, помазал йодом - выздоровел парень!

Потом работал в Ашхабаде - климат там ужасный, в инфекционном отделении - сотни людей с гепатитом и брюшным тифом. Я с тех пор сырую воду вообще никогда не пью.  Потом в Ташкенте, в госпитале занимался осложнениями после травмы - лечил тех, у кого тяжело заживало. Занимался микрохирургией конечностей после огнестрельных ранений и травм - дело тонкое, сосудик к сосудику, связка к связке. 

И от микрохирургии вы перешли к пластической?

Да,  1991 году. А в 2000 с друзьями-коллегами решили делать свою клинику, потому что давно уже ощущали себя настоящими спецами. Трудно, конечно, было. Особенно с административной частью. Дело в том, что практически отсутствуют клиники, которые были бы созданы самими хирургами. Обычно это бизнес, в который кто-то инвестирует. Но нам все-таки удалось клинику сделать. Начинали с реконструктивной хирургии - помогали людям, пострадавшим от ожогов и травм.

А бывали необычные случаи на том этапе?

Конечно. Например, когда город готовился к 300-летнему юбилею, к нам направили девушек после ожогов с просьбой помочь им бесплатно, в честь праздника. Мы девушек прооперировали, все прошло удачно, и родилась идея: провести акцию «Мир красивых людей». Суть - призвать пластических хирургов разных городов у себя в клиниках сделать бесплатные операции тем, кто после ожогов и травм в этом нуждался. Чтобы доктора в такой форме сделали подарок 300-летию Петербурга. Каждый доктор, принявший участие в акции, получал лишь красивый диплом и уважение коллег. И откликнулось множество хирургов в самых разных городах, даже в таких, как Нижневартовск, Ярославль, Иваново, Вологда, Сургут, Кострома, Ханты-Мансийск. 18 клиник России провели 66 операций. А вот  Москва  нас не поддержала.  

Шумило Александр Васильевич - интервью врача

Говорят, Вы - один из немногих хирургов, который берется оперировать придирчивых бизнес-леди?

Есть старая поговорка: хорошо руководит только тот, кто умеет подчиняться. Бизнес-леди иногда начинают с попыток взять инициативу в свои руки, но в данном случае главный - я. И поэтому даже если передо мной будет сидеть профессиональный пластический хирург и говорить, что ему нужно, а чего не нужно, я возьму на себя смелость быть решительным и самостоятельным, формулируя задачу. Потому, что невыгодно делать плохо. Или неправильно. Я отвечаю за результат. Значит, я и скажу, что на самом деле нужно.

И что Вы делаете для того, чтобы достичь взаимопонимания?

Нужно детально все обсудить заранее: что мешает? Чего хочется? И чтобы человек понял, что чуда не будет. 

Шумило Александр Васильевич - интервью пластического хирурга Клиники высшей категории ГрандМед

Бывает ли так, что человек все-таки ждет чуда?

Самая большая ошибка - прооперировать без показаний на операцию. Того, кому это не нужно. Людей неадекватных вообще лучше не трогать. Существует 10% пациентов, которых никогда нельзя оперировать, т.к. нет шансов получить нормальную реакцию на результат.

Нельзя оперировать людей с неправильным мотивом. Например, если человек идет на операцию чтобы кого-то приворожить. Или вдруг резко похорошеть и получить престижную работу. Ну не получится этого после операции! Пластику человек делает исключительно для себя самого.

Но люди сами себя оценивают очень необъективно.

Естественно. Внешне мы выглядим хуже, чем ощущаем себя. Я бы сказал, что кожа - это своего рода барьер между душой и внешней средой. И тут важно равновесие. Если возникает дисбаланс, человеку некомфортно.  Пластическая хирургия иногда помогает уравновесить эти стороны.

 

 

Иногда?    

Я всех людей разделяю по характерам на обобщенных «хирургов», «терапевтов» и «невропатологов». Это, если хотите, три разных мировоззрения. Различаются они по способу принятия решения. «Терапевт» в жизни - неторопливый любитель компромиссов. Он ждет и надеется. «А давайте попробуем этот препаратик. Не помогает? Давайте еще по половинке таблеточки два раза в день...»

«Хирург» по характеру решителен, способен на поступок - это не значит, что он рубит сплеча, он просто не любит полумер и трезво глядит на вещи.

«Невропатолог» - это тот, кто способен верно поставить диагноз (т.е. правильно оценить обстановку), но вот с лечением у них полный базар. Так все запутают - во век не разберешься!

И выбор пути, по которому человек идет в мечтах о внутренней гармонии, во многом зависит от того, кто он - «терапевт» или «хирург». При этом операций боятся все люди, и это так же естественно, как бояться прыжков с парашютом.

Среди ваших пациентов есть мужчины?

Да, в последнее время их все больше. В основном приходят за изменением формы носа, исправляют веки. Бывшие спортсмены, бывает, убирают животы - есть такая проблема.

А можете ли сказать, чего никогда не будете делать и, напротив, что мечтаете осуществить?

Конечно. Я никогда не буду делать операции по перемене пола. Психиатрия - не мой профиль. У меня стойкое отторжение этой темы - уж простите за категоричность.

А о чем мечтаю? Знаете, после Отечественной войны хирурги обобщили весь невероятный опыт лечения всевозможных ран и травм - ведь еще великий Пирогов говорил, что война - это эпидемия травматизма. В результате послевоенные поколения врачей получили бесценные тома научных наблюдений и открытий. Многое накопили и мы за афганские годы, многому научились. И диссертация моя - про восстановление конечностей (более 100 раненых и больных). К сожалению, этот опыт недостаточно был учтен во время Чеченской войны...

Так вот я мечтаю, чтобы наши исследования и открытия стали востребованы. И чтобы люди могли идти по жизни на своих ногах.

 

 

* - Обязательные поля для заполнения.


Записаться на прием