Информация для иногородних пациентов +7(812) 327-5000

ул. Садовая 35 (м. Сенная площадь) | пр. Культуры 4 (м. Озерки)

Валерий Никитенко - гость клиники "ГрандМед"


В.Е. Никитенко – народный артист России. Без него трудно представить театр комедии им. Акимова, на сцену которого он выходит уже почти 50 лет. Впрочем, в последнее время его роскошный баритон часто звучит в новых постановках классических оперетт.  А для кого-то Никитенко прежде всего – это «мастер-фломастер» из телепередачи 80-х годов. Главное – он незабываем в любой роли! Валерий Никитенко - народный артист России


 

  • Валерий Ефремович, Вы верите в судьбу?

Ну, скорее все-таки не в судьбу, а в некое предопределение. Вот как я в самом начале своей актерской жизни снялся в  роли сказочника в классическом советском фильме «Снежная королева», так со сказками и не расстаюсь всю жизнь. В 80-е годы десять лет выходила передача «Сказки мастера-фломастера». Там мы с детьми вместе делали героев сказок, с которыми потом и происходили волшебные истории. Уж сколько лет прошло, а ко мне до сих пор подходят взрослые люди и благодарят «за счастливое детство»!

  • Однако на экране Вы появляетесь реже, чем на сцене!

С кино у меня по разным причинам роман не сложился,  снимался мало. Хотя как раз сейчас  начинаю большой проект с НТВ. Не буду пока раскрывать карты, скажу лишь, что это роль одного из руководителей советского государства . Конечно, актер кино всегда более известен и популярен – хотя бы потому что его «лучше видно». А я прежде всего театральный актер. Из последних работ в театре Комедии – майор в пьесе «Дамы и гусары», Фальстаф в «Виндзорских насмешницах»,  Паскуале в «Голодранцах и аристократах»…

А еще у меня уже почти десяток ролей в театре музыкальной комедии: в «Сильве» я Леопольд (отец Эдвина), в «Веселой вдове» -- глава посольства, в котором все события и происходят, гангстер в «Целуй меня, Кэт», боцман в «Севастопольском вальсе», барон в «Продавце птиц», тюремщик в «Летучей мыши»…

Валерий Никитенко - народный артист России 
  • Тюремщик в «Летучей мыши» -- поющий персонаж?

Нет, он не поющий, он скорее пьющий. По настоящему поющий персонаж – это уже упомянутый барон. Кстати, с «Продавцом птиц» мы ездили на гастроли в Бухарест, практически на родину оперетты. Волновались, конечно, но все прошло очень успешно!

  • Вам нравится оперетта?

Да, очень. Этот жанр чрезвычайно интересен, ему нет равных по энергетике, заразительности, жизнелюбию. Он очень востребован сейчас – потому, что учит радоваться вопреки повседневным проблемам и находить  маленькие поводы для  праздника. Театр оперетты – это барометр, который чутко реагирует на атмосферу в обществе. И актеры там выкладываются на 150% -- когда я увидел, как они работают, я был впечатлен. В свое время великолепную Богданову-Чеснокову застал, знаком был с нею, правда, недолго. Помните, как она в фильме «Летучая мышь» учит свою капризную дочку Лоту стрелять глазами? 

  • Но ведь и Вы выкладываетесь на спектаклях, это сразу видно. Устаете?

Если работа в радость, от нее не устаешь. Утомляет не любимое дело, а глупость или абсурдность, с которыми приходится в жизни сталкиваться. Ведь иногда какая-нибудь мелочь вдруг становится проблемой, и это выматывает.

А в жизни – я убежден – нужно делать то, что интересно. Когда занимаешься тем, что любишь, а тебе за это еще и деньги платят – вот это класс. За годы в театре я много сыграл, и не всегда то, что хотел. Но давно уже понял, что нужно уметь перетерпеть, переждать неудачные период -- и настанет момент,  когда к тебе придет именно твоя роль, твое дело.

  • А что еще важно?

Важно правильно понять свою позицию, уметь определиться с собственными взглядами.

Я горжусь, что в пору профессионального  становления 6 лет проработал с Акимовым, а он воспринимал театр как праздник, как  который может одарить человека чем-то неведомым и прекрасным, тем, к чему человек стремился – пусть даже неосознанно. Акимов умел сделать мир  разноцветным и научил меня так же относиться к жизни. Быть может, поэтому я не люблю проблемный театр. Спектакль должен давать зрителю энергетическую подпитку, и неплохо, если к ней добавляется пища для ума. Но все же сцена – это не университетская кафедра, это площадка для эмоций, надежд и радости.

Помню, мне было всего 22 года, а Акимов доверил мне роль старого учителя – так странно вроде бы, но результатом стала не только роль, но и новый неожиданный взгляд на мир! Роли-открытия очень важны для становления актера.

Из последних моих работ – Фальстаф в «Виндзорских насмешницах» и Паскуале в «Голодранцах и аристократах». Паскуале – интересный персонаж. Он совершенно задеревеневший вначале, а по ходу пьесы оживает и раскрывается.

  • Пройдоха-слуга во «Влюбленных» Гольдони тоже интересный персонаж!

Роль небольшая, но персонаж хорош. В самом начале работы над спектаклем, когда еще было многое непонятно, я как-то раз досрочно ушел с репетиции. А режиссер звонит мне и говорит: «Валерий Ефремович, вы рановато убежали, у вас еще осталась одна маленькая сцена. В самом конце первого акта должны выйти и сказать: «Кушать подано!»

Вы представляете? Сказать такую сакраментальную фразу!

 Нет, я такое со сцены не произнесу, это же просто смерть для актера!

Короче, я подумал -- и родилась фраза, которую я произношу с максимальной церемонностью: «Сеньор Фабрицио, кушать пищу пришла пора!»

Так в спектакле все и осталось, а я не стал похож на персонажа актерских анекдотов.

Валерий Никитенко - народный артист России
  • Трудно рассмешить зрителей?

Людей всегда легче заставить плакать, чем смеяться.

Когда  зрители на спектакле искреннее смеются, но иногда  у них все-таки подступают слезы, то этот жанр называется «фарс» . Если просто смех – то это водевиль. Он тоже по своему прекрасен.

  • Задумывались ли Вы когда-нибудь о том, чтобы сделать лицо моложе, спрятать приметы возраста?

Возраст штука многогранная. От него все равно никуда не денешься. Важен внутренний взгляд на мир, и тогда собственную внешность тоже воспринимаешь философски. Пока ты в форме и радуешься своей работе, возраста не существует. Есть и еще одна радость: мои друзья-коллеги, отношения с ними, наши общие дела – те же театральные капустники, которые удивительно объединяют нас. Я рад, что мы вместе – и это заставляет стремиться в театр.

Я понял, в чем смысл фразы «сначала ты работаешь на авторитет, а потом авторитет работает на тебя». Это я к тому, что кое-что мне удалось и как режиссеру-постановщику: в «Антрепризе»  успешно идут  два моих спектакля, «Виновник торжества» и «Папа в паутине» ( это продолжение пьесы «Слишком женатый таксист»)

А еще у меня есть внуки. Их глаза, их вопросы, их маленькие победы не перестают напоминать о том, что жизнь продолжается. И что она прекрасна, что бы на эту тему не говорили!